Депрессия. Симптомы депрессии

«…униполярная депрессия займет второе место (после ишемической болезни) в первой десятке заболеваний, приводящих к инвалидности. В 1990 году, по аналитическим данным Гарвардской школы здравоохранения, ВОЗ и Всемирного Банка, униполярная депрессия занимала лишь 4 место. В начале века таких больных было всего 0,15% от всего населения (хотя будет справедливо отметить, что тогда учитывались только госпитальные случаи). Сейчас тех, кто хотя бы раз в жизни пережил реальный депрессивный эпизод, уже около 30%, а к концу XXI века риск возникновения таких «эпизодов» в европейской популяции планеты, по прогнозам, приблизиться к 100%! Такая резкая динамика позволяет некоторым авторам говорить о своеобразной «большой эпидемии депрессий» — из доклада М. Решетникова.

Если депрессия одна из мегапроблем современности, тогда в чем же ее такая «популярность»?

Депрессия — слово латинского происхождения означающее «давить», «подавлять». Можно сказать что при депрессии человек ощущает подавленное состояние. Все не радует и ничего не хочется. Это состояние может находиться в спектре от небольшой хандры до черной меланхолии. Меланхолия в русском варианте — это тоска, уныние, отчаяние, хандра, печаль.

Депрессия считается нарушением аффекта, т. е. нарушением эмоциональной сферы жизни человека. Что значит аффективные? Под термином «аффективные» понимаются любые расстройства настроения, протекающие или проявляющиеся (как бы) без видимой причины. А сам аффект — это внешнее, поведенческое выражение изменений эмоционального состояния. Но в отличие от обычных колебаний настроения, аффективные расстройства характеризуются утратой способности контролировать их и субъективным ощущением тяжелых страданий. Сегодня депрессия встречается с самого рождения до глубокой старости. Женщины страдают депрессией чаще чем мужчины. Она известна с времен античности. Древнегреческий врач Гиппократ описывал  состояние под названием «меланхолия». Древние врачи Египта описали данное состояние в своих трактатах.  Зигмунд Фрейд также исследовал меланхолию. В его работе «Скорбь и меланхолия» он исследовал оба состояния для нахождения общего и различного при данных состояниях. Ведь скорбь тоже реакция на утрату, но ее действие не приводит к таким последствиям как меланхолия.

Симптомы депрессии

Депрессия характеризуется тремя основными параметрами — подавленное настроение (ничего не радует), интеллектуальная и мыслительная заторможенность, быстрая утомляемость и двигательная заторможенность. Характерными для депрессивных состояний являются также снижение интереса к жизни и общей энергичности личности, чувство вины, невозможность на чем-либо сосредоточиться, нередко — отсутствие аппетита, появление мыслей о смерти (как способе избавления от страданий) и самоубийстве. Естественно нарушаются межличностные отношения, в том числе — семейные, сексуальные и профессиональные.

9 расширенных диагностических критериев депрессии:

  1. снижение настроения в течение большего времени суток,
  2. снижение чувства удовольствия от жизни и интереса к ней,
  3. изменение аппетита и значительная потеря массы тела (более чем на 5%),
  4. бессонница в сочетании с чувством повышенной сонливости,
  5. ажитированное (возбужденное) поведение или замедление всех поведенческих реакций,
  6. чувство отсутствия или резкого снижения общей энергичности,
  7. ощущение собственной неполноценности и постоянное чувство вины,
  8. невозможность на чем-либо сосредоточиться, нерешительность,
  9. периодически возникающие мысли о смерти.

Симптомы депрессии хорошо известны многим и определить ее могут даже не специалисты. Но дело становится более сложным когда депрессивный процесс становится хроническим и пациенты испытывают трудности в описании жалоб. Они говорят  о  «тяжелом камне» на душе или на сердце, полном бесчувствии, невыносимой пустоте или тяжести в голове, утрате яркости восприятия окружающих, мира и природы («краски как будто стали тусклее», «контуры нечетки», «все, как в тумане»), а также полном отсутствии возможности заниматься какой-либо деятельностью (особенно — интеллектуальной).

К этим симптомам присоединяются нарушения в сфере влечений, в первую очередь — сексуальных (снижение или даже «блок» либидо в сочетании с «потускнением» оргазма или его отсутствием, и резким усилением негативного эмоционального фона после, как правило, характеризуемых как «навязанные», сексуальных отношений). Скорбь и печаль постоянно присутствуют во взгляде и внешнем виде. Улыбка вымучена, уголки губ опущены, губы большую часть времени плотно сжаты — бледные и сухие, брови сдвинуты, нередко с характерной складкой между ними.

Симптомы депрессии у детей

Детская депрессия встречается намного реже, чем у взрослых людей, выглядит нетипично и симптомы тоже не типичны.
  1. нарушение сна
  2. нарушение пищевого поведения
  3. нарушения характера как нарушения поведения

Родители описывают это  так: «..агрессия, тревожность, взрывчатость, несобранность, обидчивость», «ребенок уверен, что он никому не нужен» , «ребенок начинал прятаться от всего мира, терял интерес к тому, что раньше радовало и нравилось, сидела в темноте, общаться не желала», ребенок 9-10 лет — «крикливость, раздражительность, самоагрессия и суицидальные высказывания».

Статья о детской депрессии

Виды депрессии

Каждый кто столкнулся с проблемой депрессии в своей жизни или близкого человека пытается понять, что к этому состоянию привело. Какая причинно-следственная связь? Линейная логика. Близкие люди уверены, что есть она эта единая причина. Исходя из этих воззрений депрессии иногда различают как эндогенные и экзогенные, т. е. внутренние и внешние.

У внешних депрессий есть одна или несколько явно различимых причин. Внутренняя причина всегда не понятна, ее нужно искать. Внешняя причина как — развод родителей, смерть близких людей, переезд, смена места жительства — вполне очевидна и понятна многим. Но есть и такие внешние причины, которые не видны родителям или родственникам. Например: давление в школе, сложные отношения с одноклассниками, сексуальное развитие, давление ответственности на работе, разлад с близким другом, не осуществимые ожидания… причин может быть много.

С внутренними причинами еще сложнее, т. к. они доступны пониманию только самого субъекта. Эти причины не доступны его сознательной переработке т. к. находятся в области бессознательной и значит ему и нам не ведомой. Вот здесь может помочь только специалист в области психо. Вам самим выбирать кто вам больше подойдет — психолог, психотерапевт, психоаналитик или может психиатр. Я считаю, что для данного типа расстройств психической жизнедеятельности лучше всего подходит психоанализ, а при сложностях в коммуникации  — групповой психоанализ.

Кроме этого подхода проще различать легкую депрессию, среднюю и тяжелую депрессию. Легкую депрессию мы переживали все в жизни. Что-то теряем и расстраиваемся и возможно несколько дней хандрим — это и есть легкая депрессия — проходит сама. Средняя депрессия — это когда депрессивный эпизод затягивается от нескольких месяцев до года. Жизнь теряет краски и выбраться самостоятельно можно, но сложно. Зачастую в эту ситуацию вовлекаются близкие люди и часто дети, поэтому обращение к специалисту есть хороший вариант. Часто на данном этапе люди обращаются к легким препаратам аптечного ассортимента, которые можно купить самостоятельно, но они замечают, что препараты не очень-то помогают. Тяжелая депрессия — это когда есть все вышеперечисленное и добавляется невозможность выполнять обычные действия. Поход на работу — это уже подвиг, а домашняя работа накапливается и не выполняется, что ведет к конфликтам дома и на работе и как результат — отчаяние от непонимания. Без работы со специалистом в данной ситуации не обойтись. Последний вариант — меланхолия или психотическая депрессия, которая сопровождается слуховыми или визуальными галлюцинациями или элементами бреда. В данном случае работа ведется и с психиатром и с психологом или психоаналитиком, что позволяет вести сопровождение такого пациента и проработать травму приведшую к такому состоянию.

Без причины

Зигмунд Фрейд («Скорбь и меланхолия») и Карл Абрахам впервые связали возникновение депрессии с ситуацией утраты объекта. В результате возникает регрессия к ранней стадии психосексуального развития на которой возникла патологическая фиксация.

Депрессия — это реакция на утрату объекта. Если исходить из этого утверждения, то и потери бывают разные, значит и депрессия тоже будет разная. В психоанализе объект может обозначать субъекта или часть субъекта (например, такой частичный объект как материнская грудь) или другой предмет (например, соску) или часть предмета. Но, употребляя термин «объект», мы всегда подразумеваем его особую ценность, так как он всегда связан с влечением, всегда аффективно окрашен любовью или ненавистью, и имеет устойчивые (с точки зрения реальности или психической реальности) признаки.

Временные расстройства настроения, которые связаны с жизненными утратами, знакомы каждому из нас. У этих расстройств  настроения обычно есть связь с реальной утратой,  ситуацией которую знаешь и можешь описать — реальная травма. Реакцией на эти события будут выше перечисленные снижения настроения, заторможенность, погруженность в себя, склонность к уединению. При этом все же сохраняется способность действовать и изживать эту утрату.  Юлия Кристева пишет в своей книге «Черное солнце. Депрессия и меланхолия.»: «Строгость протестантизма или же матриархальный груз православия с гораздо большей легкостью вступают в сговор с индивидуумом, погруженным в траур, когда они не склоняют его к угрюмому смакованию. »  Т. е. религия знала с давних пор об этих состояниях и возводила их в ранг греха, дабы не позволять глубоко уходить в данные состояния и направлять внимание на выход из сложившейся ситуации.

Меланхолия кардинально другое состояние. Зигмунд Фрейд говорит о том, что при меланхолии проявляющееся снижении интереса ко всему, заторможенность, все депрессивные признаки дополняются — самоуничижением, т. е. понижением чувства собственного достоинства. Как следствие  — увеличившееся чувство вины и ожидание наказания.

Еще одна черта глубокой меланхолической депресии — выпячивание своих грехов. Все мы имеем негативные черты, но людям характерно прятать плохое и показывать хорошее, тогда как меланхолику потаенность не характерна. Он выпячивает свои некрасивые качества. У него снижено чувство стыда пред другими за свои прегрешения. Эта специфика поведения позволила сделать вывод, что все эти упреки относятся не совсем к нему, или даже — совсем не к нему.

Фрейд обращает внимание на то, что в отличие от скорби, когда есть реальная утрата кого-то близкого и дорогого или чего-либо ценного, меланхолия, то есть депрессия, вовсе не обязательно апеллирует к реальным утратам или в большинстве случаев «нельзя точно установить, что именно было потеряно».

Иногда утрата может быть даже известна пациенту, но здесь также имеется весьма специфическая особенность: он может знать, кого или что он потерял, но он не может сколько-нибудь адекватно описать (и, соответственно, не понимает) — что он утратил. Это последнее принадлежит бессознательному, в отличие от скорби, когда утрата вполне осознаваема.

Объясняя данную ситуацию Фрейд говорит, что благодаря отождествлению с объектом человек теряет не объект своей любви, а часть себя. При этом все отношения как бы замыкаются внутри Я между его частями — фрагментом Я принадлежащим самой личности и частью Я идентифицировавшейся с утраченным объектом. При этом вся энергия концентрируется внутри человека и не имеет выхода во внешний мир. Она превращается в боль. Только остается вопрос —  почему энергия отношений с объектом превращается в боль? Ответ заключается в том, что этот ранее любимый объект вызывал как любовь так и ненависть. Агрессивные чувства направленные ранее на объект направляются теперь на саму личность.

Фрейд делает  поэтичные сравнения: «тень (утраченного) объекта пала на Я» — и в Я, которое оказывается в тени, больше нет солнца. А утраченный объект как магнит притягивает все мысли и чувства, и так как его больше нет — он притягивает их в никуда. Вся сила привязанности к  объекту трансформируется в болезненную привязанность к утрате, которая уже не имеет ни имени, ни названия.

Карл Абрахам писал о депрессии, что любовь к объекту в результате его потери не находит отклика, а ненависть, вытесненная вовнутрь, парализует, лишает человека способности к рациональной деятельности и повергает его в состояние глубокой неуверенности в самом себе.

как художница выражает состояние депрессии

Сезонность депрессии

Именно Гиппократ заметил зависимость состояния депрессивных людей от фактора сезонности — погоды и времени года. Также мы можем сегодня добавить к этим факторам современные — праздничные дни. Праздник часто является испытанием для психики человека. Встреча праздника в одиночестве или разрыв назревавший долгие годы, или неудачный подарок от Деда Мороза  приходится именно на праздничные дни. Пережить это сложно в одиночестве.

Также праздничные дни могут вызывать ощущение усталости и тоски, сложность вливания в обычный поток обычных дел. По словам доктора Дженнифер Видер (Jennifer Wider), специалиста в области женского здоровья, две трети женщин сразу после новогодних и рождественских каникул чувствуют себя подавленными, опустошенными.

Мне нравится гипотеза Рональда Пайса, профессора клинической психологии и автора статьи «Тени постпраздничного блюза»: «Мы ждем от праздников слишком многого, рассчитываем в Новый год наконец сблизиться с семьей и друзьями, испытать чувство тепла и единения. Многие живут в предвосхищении чуда и – не много не мало — духовного обновления. Когда этого не происходит, приходит разочарование». Ожидания обостряются в период праздников, а так как корень проблемы не найден, то за праздниками следует очередной депрессивный провал.

Р. Пайс говорит: «…та часть нашего «Я», которая вызывает депрессию, – отражение сложной, удивительной человеческой природы. Но поэтизировать депрессию крайне опасно, так как в этом случае есть риск надолго остановиться в этом состоянии, пренебрегая помощью и полагая, что это само по себе приведет к новым жизненным ориентирам. Нельзя питать иллюзии, что депрессия может помочь нам решить сложный комплекс проблем. Это, по моему мнению, крайне деструктивный миф – пусть и созданный из самых лучших побуждений.»

Немецкая психоаналитическая ассоциация исследовала эффективность долгосрочного психоанализа хронической депрессии у пациентов. Результаты исследований показывают, что психоанализ является наиболее успешными формами лечения депрессии  и депрессивных состояний. Нужно учитывать тяжесть течения депрессивного состояния для корректной работы, возможно необходимо сочетание врачебного наблюдения  и работы с психоаналитиком.

После прохождения  курса психоанализа у 80 процентов пациентов с депрессией (которые также страдали от серьезных расстройств личности, невротических симптомов, тревоги, или психосоматических симптомов) исследования показали стабильное снижение депрессивных симптомов, появление удовлетворения от жизни, работы и личных отношений. Подобные результаты были получены в исследованиях в Стокгольме, Гейдельберге и Мюнхене: чем выше частота психоаналитических сессий, тем более стабильны результаты лечения.

Если Вы или близкие Вам люди столкнулись с депрессией, Вы можете обратиться за консультацией к психоаналитику.

 Психоаналитик, групповой аналитик

Слободянюк Елена Александровна, психоаналитик в Киеве

+095 360 50 95

Facebook Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>